Друзья, сегодня было очередное заседание Головинского суда на тему арестов 8 сентября — на этот раз разбирали дела защитников парка: Михаила Барботкина и Юрия Плясули. Спасибо всем, кто переживал за своих соседей, а особенно жителям, которые пришли в суд их поддержать! Заседание того стоило — как всегда было весело и поучительно.

Михаил обвинялся в “организации массового скопления граждан” (ст. 20.2.2 ч.1) 4 сентября (в день выдворения жителей из парка по “заявлению директора парка”) и был задержан по указанию начальника ОВД “Левобережное” Степанова, несмотря на наличие пресс-карты и редакционного задания (что само по себе грубейшее нарушение закона, статьи 144 УК РФ “Воспрепятствование законной деятельности журналиста”).

Юрий пытался указать на происходящие нарушения полицейским 8 сентября после нападения КОБРовцев на местных жителей, и был задержан за якобы “неподчинение законным требованиям сотрудника полиции” (ст 19.3, ч.1). Ни один из нападавших полицией задержан не был
( http://www.youtube.com/watch?v=1i_kuHQZZEA ).

Защитник - Олег Дмитриевич Безниско
Защитник — Олег Дмитриевич Безниско

Хорошо помня прошлые разбирательства, в этот раз судья сразу предложил рассмотреть оба дела в один день без переноса даты и заслушивания дополнительных свидетелей.
И не зря — сторона обвинения снова выступила ярко, но бессмысленно.

Заседание по делу Михаила началось с опозданием на полчаса, но прошло достаточно спокойно. Свидетели подтвердили: Михаил не совершал никаких незаконных действий и, ведя видеосъемку  ( https://youtu.be/rODWiQ5_aRY ), подошел к начальнику ОВД “Левобережное” полковнику Степанову с вопросами о законности действий полиции и основаниях для разгона находящихся в парке. Видимо, этот вопрос не понравилось начальнику ОВД — по его указанию, Михаил был задержан заместителем Степанова, капитаном Шкатовым, и доставлен в отделение, где полицейским, не участвовавшим в задержании был составлен заранее заготовленный и не имевший отношения к реально происходившим в парке событиям рапорт.
Суд постановил прекратить дело за отсутствием состава преступления.

На заседание же по делу Юрия явился свидетель со стороны обвинения, сотрудник полиции Приходько. Дальше процесс стал походить на цирк.
Свидетель видимо почувствовал себя участником какого-то важного события и очень от этого нервничал. С самого начала он вел себя неадекватно: делал замечания и угрожал присутствовавшим в зале суда жителям (“смеяться хотите? в другом месте посмеетесь!”), выказывал полную неосведомленность о происходивших событиях, пытался очернить жителей (“чего они забыли в этом парке, понаехали откуда-то из Липецка, Воронежа, вчера приехал, сегодня уехал, 500 рублей за это получил”).

Отвечая на вопросы суда, Приходько откровенно лгал и путался в показаниях: по его словам, в 6 утра в парке происходил несанкционированный митинг, отряды жителей нападали на двух-трех ЧОПовцев, мирно охранявших порядок и покой мам с колясками. Также, несмотря на указанное в протоколе время задержания — 7:30 утра, действие, по словам г-на Приходько происходило “около обеда..ну может, в 10-11 часов”, а автомашина КОБРа , ехавшая по газону превратилась в строительную технику, двигавшуюся по дороге. Но самая яркая метаморфоза произошла с местонахождением самого Приходько: если в начале своих показаний он говорил, что только доставлял задержанного в отделение (так как является водителем), и поэтому не может точно судить о количестве КОБРовцев (от машины не видно), то в конце он, оказывается, не только лично задерживал Юрия, но и делал это непосредственно на поле, куда тот проник с преступными намерениями. Кроме прочего, судья не получил от вышеупомянутого свидетеля никакого внятного ответа на свои вопросы о халатно составленных протоколах и отсутствии видеоматериалов со стороны обвинения.
Юрий также был оправдан в связи с отсутствием состава преступления, дело закрыто.

С одной стороны, хочется порадоваться что суд оставил без внимания этот поток фееричного бреда; с другой стороны, возникают вопросы:
Что делают подобные сотрудники в рядах полиции?
Каким должно быть наказание за дачу ими заведомо ложных показаний?
И почему остаются без внимания грубейшие нарушения некоторыми сотрудниками Федерального “Закона о полиции”, не говоря о 144 статье УК РФ?

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: